Ушки-хвостики

5 423 подписчика

Свежие комментарии

  • Елена Бреслова
    Хаски по воде, как по суху - замаскированный Бог?Просто десять сме...
  • Tatyana Maranjyan
    И хозяева счастливы тоже!Котенок и щенок т...
  • Марина Сазонова
    Это на люди а сволочи обычные ,, какие часто встречаются. Ябыим поделала той жесудьбы что они уготовили для кошки. Чт...Семья распалась, ...

Про детство, собак и патологическую любовь к ним

Про детство, собак и патологическую любовь к ним

Автор: Елена Селина

Не пойму, откуда у меня взялась такая, порой как мне кажется патологическая, любовь к собакам? Это у меня с раннего детства, когда я еще толком не умела ходить и говорить, но уже сидела в коляске. Так вот именно в тот момент у меня начались первые проявления симпатии к ним. Неожиданно для родителей я высовывалась с коляски и пыталась ловить руками мимо пробегающих собак. Я была ребенком спокойным, никуда не лезла, когда меня катали на прогулках. Сидела и наблюдала. Только вот к собакам меня тянуло. Как-то раз на рынке, мама не досмотрела, а я успела цапнуть большую проходящую мимо бродячую собаку. Собака оказалась спокойной, злобно не отреагировала, а вот мама была напугана. Когда я начала говорить, то я назвала себя «сябаськой». Все были люди как люди, со своими именами, а я - «сябаська». Это все было в неосознанном возрасте, и я все это знаю только из рассказов мамы.

Осознанный период в отношениях с собаками настал лет так в 6-7. Я жила 120-ти квартирной пятиэтажке и у нас во дворе жили бездомные собаки, некогда приблудившиеся и оставшиеся на правах «собак двора». Мы их няньчили всем нашим детским каканом: кормили, играли с ними, заступались за них перед злыми дядьками, тетками и бабками.

Бабки – то была особая категория ненавистников собак. Тетки и дядьки были лучше, а некоторые из них, также как и мы, заботились об этих собаках.

У нас в холодильнике всегда было место для пищевых отходов, которые я носила собакам. Иногда, когда родителей не было дома, я угощала их всякими вкусняшками, которые им явно не предназначались. В отличие от некоторых моих друзей, мне повезло, так как родители не запрещали общаться с собаками, разрешали их обнимать, висеть на них висом и всегда поддерживали делом место в холодильнике, для собачьей еды.

Из «дворовых» у меня были любимчики, собаки, память о которых осталась на всю жизнь. И все они уже давно ушли за радугу, больше 18 лет назад. Вот с них все и началось. Это были Жуля и Князь.

Жуля была красивой рыжей сукой, с ухоженной удлиненной шерстью, умной, хитрой и доброй. Она знала всех жителей нашего дома и к каждому имела свое взаимное отношение. Она знала, кто где живет, где чья квартира и подъезд. Если у нее возникала потребность, то она заходила в подъезд и шла в «гости». Придя, она царапалась в дверь. Мы всегда были рады приходу Жули: выносили ей покушать, общались и ласкали собаку, и конечно же могли поговорить о каких-то там наших планах и делах. Я помню, что среди нас, детей, было круто похвастаться перед остальными мол: « - А ко мне сегодня Жуля приходила…».

Князь был белым псом с легким рыжеватым оттенком на спинке, отрубанным коротким хвостом и искренними карими глазами. Этот кобель отличался особой добротой, лично для меня. Помню, когда мне было лет 8, я месяц лежала в больнице в областном центре. А потом, когда я вернулась домой, и зашла во двор, он летел ко мне стрелой. Это была такая радостная и эмоциональная встреча: он прыгал, облизывал мне лицо и руки, прижимался ко мне. У меня тогда от радости и слезы на глазах выступили. И вот этот момент я помню, по сей день, очень отчетливо и ярко: зима, вечер, вокруг лежит снег, сугробы и по тропинке бежит со всех ног белый пес с рыжеватой спинкой.

Два раза в год у Жули были щенки. Мы нашей деткой компанией юных собаководов занимались их выращиванием. Щенков мы назвали «собачатами», слово «щенки» практически не употреблялось нами. У нас были собачата! Это всегда был веселый и радостный период. Собачата росли на наших глазах: открывали глазки, начинали ползать, потом ходить, учились кушать самостоятельно, после начинали опознавать нас и выходить на наш зов. Мы заботились не только о питании малышей, но и о питании Жули, их месте жительства и устройстве собачат в хорошие семьи в дальнейшем. Также строили будки, предварительно своровав где-нибудь строительный материал, облагораживали их лежанки своей изношенной одеждой. А также защищали все это семейство от живодеров, постоянно контролируя их. Живодерами были такие же дети как и мы, кто старше, а кто и младше. Они жили в соседней пятиэтажке и постоянно норовили сделать разные пакости нашим щенкам. Никогда мы с этими ребятами не дружили, а точнее, то были врагами.

Вспоминается жуткий случай, когда Жуля родила щенят в подвале нашего дома, в глубине его. Куда нам и ходить-то было страшно, но собрав весь свой страх в кулак, мы шли. Ну и тут, обычное дело тех времен, прорвало водосточную трубу в подвале. Вода начала бежать и ее уровень стремительно поднимался. Мы видели, как Жуля металась из подвала на улицу и обратно, она искала помощи у людей, при этом будучи мокрой уже до самого живота. Была осень, наверно октябрь, помню, что в курточках мы ходили. Просили взрослых помочь, все отказывались, говоря, что Жуля сама их вынесет. Нас не пускали туда, да и мы боялись. Но как оказалось, выбора у нас не было, вынесли тайком из дома свечки, резиновые сапоги и пошли вчетвером. Тогда нам лет по 8-9 было. Помню те ощущения и до этого дня: идем по подвалу, темно, сыро, страшно, слышно как где-то шумит вода и все вокруг плавает под ногами. Мы справились, дошли. Щенки лежали в глубине, а вода была как раз на подступах к их комнате. Собрали всех детей в охапку и понесли, за нами шла уже изрядно мокрая сука-мать. После того, мы этих беженцев забрали к себе на 5 этаж, предварительно получив согласие от всех соседей. Юля вынесла здоровый таз, сделали подстилку и уложили спасенное семейство. День и вечер прошел тихо. Мы по очереди дежурили возле них, чтобы щенки не пищали пока не было их мамы. А вот ночью началось веселье, Жуля отлучилась, а щенки начали плакать и кричать на весь этаж. Проснулись все! Меня, Диму и Юлю родители выставили в коридор и приказали все это убрать. И мы расстроенные, сонные, обиженные на всех взрослых, снова собрали все это семейство и понесли их на улицу под гараж. В этом месте Жуля щенков уже приводила. На следующий день в гараже у Вовчика начали строить будку из всего, что смогли раздобыть. Вечером фазенда для Жули и ее детей была установлена за тем же гаражом.

А еще Жуля и Князь ходили с нами на завод за хлебом, на речку, на огород, играли в выжигала, бегали за компанию в «козаках-разбойниках». Эти собаки действительно осчастливили мое детство. Но на мой детский век, к сожалению, пришлась и их гибель. Сначала убили Князя. Узнав об этом, я плакала наверно месяц и долго привыкала к тому, что собаки больше рядом нет. А спустя несколько лет застрелили и Жулю. Это была большая трагедия для жителей всего дома, которые за эти годы привязались к собаке. Этих собак пытались застрелить неоднократно, но всегда кто-то из «своих» оказывался рядом и спасал их. Однажды случилось так, что рядом защитников не оказалось. Это были времена, когда бродячих собак отстреливали на улицах.

Также помимо их был еще Барсик, который жил у бабушки и прожил больше 20-ти лет, Гриф – спасавший во время краж имущество, настоящий охранник и друг.

В подростковом возрасте начался период застоя в отношениях с собаками. Собак-друзей рядом уже не было. Другие собаки, которые пришли на смену, в душу так и не запали. Хотя я также продолжала их подкармливать пищевыми отходами, которые собирались в холодильнике. А лет в 15 у меня появилась мечта: «Когда я вырасту, у меня будет дом и большая собака…». Она сбылась через 10 лет. Но это уже другая история…

P.S: Сегодня я живу с какой-то повышенной чувствительностью по отношению к собакам. Мне порой даже это мешает при виде брошенных, преданных и бездомных собак. Но ничего поделать с этим не могу. Вот такая любовь к этим зверям у меня.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх