Ушки-хвостики

5 426 подписчиков

Свежие комментарии

  • Tatyana Maranjyan
    Кот!!!!"Здравствуйте, я ...
  • Tatyana Maranjyan
    А от кошек только доброДуша
  • Елена Бреслова
    собачки наши ангелы, что и доказывают постоянно, к сожалению многие относятся к собакам неадекватно, догхантеры - нел...«Солнечный пес»: ...

Билет

Билет

Билет

Лужи на тротуаре блестели в свете фонарей, будто слёзы на лице красавицы. Из приоткрытой форточки квартиры на первом этаже слышался телевизор. На несколько минут Николай Петрович выпал из реальности, машинально слушая какое-то ток-шоу с неизменными ссорами участников. Он не то чтобы заинтересовался им, а будто спрятался там от окружающей действительности в кокон из отвлечённых мыслей. Он ничего не видел перед собой, не понимал где находится и почему, а только слушал, что происходит там, в уютной тёплой студии, где кипят нешуточные страсти и реальность отличается от реальности основного мира… срежессированной игрой актёров.
На объект где сорокатрёхлетний Николай Петрович, а для друзей и коллег просто Петрович, работал электриком, кто-то подкинул котёнка. Маленького, на дрожащих и тонких как веточки лапках, с отчаянно задратым вверх хвостиком и огромными для такой маленькой острой мордашки жёлтыми глазами. Редкий пух на крохотном тельце явно не смог бы согреть своего обладателя холодной осенью в траншее и котёнок явно был обречён погибнуть если не от холода, то от собак, которые ночью охраняли стройку. Но, к большому кошачьему счастью он был услышан, спасён и принесён в бытовку. Кто-то из строителей пожертвовал ему старые штаны на подстилку, кто-то налил молока, а кто-то дал кусок холодного варёного мяса.

Насытившись, зверёк довольно заурчал, начал гладиться о грубые заскорузлые ладони рабочих и моментально стал общим любимцем, вызывая приступы нежности даже у самых хмурых и немногословных. Так сварщик Максимов, который матом не ругался, а говорил и думал, гладя котенка, назвал его милашкой. Затем, видимо смутившись порыва, добавил пару смачных эпитетов от которых на даче преждевременно краснели помидоры, а иногда и огурцы. Все облегчённо выдохнули, но на Максимова поглядывали удивлённо ещё ни один день… Зашедший вечером прораб тоже умилился, погладил зверька и, почесав ему пузико, грустно констатировал.
- Мужики, кошака нужно куда-нибудь деть. Техника безопасности, так её разтак, не позволяет тут его содержать! – и, заметив возмущение у коллег, пояснил – инженер если штраф выпишет за него, то кто платить будет? Мне он ни куда не упёрся… Может кто зверя домой заберёт?
Так Николай Петрович и стал обладателем беспородного полосатого урчальника. Однако ни жена, ни сын, ни даже дочь, пополнению в семье не обрадовались. Реакция сына была самой мягкой: «Фу! Что это за дрянь уличная? Выбрось его!» Увещевания о том, что это же живое существо семья восприняла в штыки. Дочь, скривившись, потребовала: «Чтобы в моей комнате этой мерзости блохастой не было!» Возражения, что, мол, это братья наши меньшие породили только сарказменную усмешку: «Раз это ТВОЙ брат, ты ему судьбу и устраивай!» И как последний гвоздь в крышку гроба прозвучал вердикт жены: «Котёнка куда хочешь, туда и девай, твоё дело. Нам он тут не нужен! Как вернёшься, сперва в ванну иди, и только потом можешь дальше! Устроил за пазухой живой уголок, Мичурин недоделанный!»
Николай молча вышел на улицу, сел на лавку у подъезда и закурил. Мысли стремительно проносились одна за одной, впрочем, их бег больше напоминал не лошадиные скачки, а тараканьи бега.
- При чём тут Мичурин? Он же не животных выводил, а деревья… Как же я раньше то не видел этого? В них же совсем нет ни добра, ни любви… Как же та милая смешливая девушка стала такой циничной мегерой? И кто в этом виноват? Я. Я, потому что не увидел этих изменений? Или это в ней было всегда? А дети? С чего они-то такие? А как давно я с ними разговаривал? Давно… Нет, всё таки я Мичурин… Во каких баобабов вырастил! И когда же я стал в своей семье лишним? – размышлял мужчина. Сигарета давно уже докурилась до фильтра, чуть оплавила его и потухла. Николай этого не замечал. Он продолжал держать бычок во рту и думал о семье. Телевизор, нагло вторгаясь в душу, вытеснял осознание краха собственной семьи, заставляя сопереживать чужим, выдуманным страданиям…
Но реальность напомнила о себе шебуршанием за пазухой и негромким писком испуганной кошачьей мордашки. Николай тряхнул головой, отгоняя наваждение голубого экрана, и сразу же всё вернулось на свои места, придавив мужчину тяжестью осознания, будто бетонной плитой. Возвращаться домой совсем не хотелось, хоть и идти было тоже некуда. Спавшая с глаз пелена беззастенчиво обнажила всю неприглядную изнанку семьи и быта Николая. В памяти всплывали обрывки разговоров, ссор и мелкие незначительные поступки, которые сейчас уже выглядели не так невинно… И в том, что родные люди оказались потребительски жестоки и чужды ему, глава семьи винил только себя. В памяти всплыла формулировка из учебника по истории: «Трагедия Робеспьера – якобинец без народа» - мужчина негромко усмехнулся:
– Вот и я также, глава семьи без семьи.
Душа металась между двумя главными сейчас проблемами: «Куда деть котёнка?» и «Как жить дальше?» И там и там ответы были очевидны, но не приемлемы.
- Выбросить котёнка с моста и вернуться домой. Вытравить из памяти сегодняшний вечер и жить дальше, будто бы ничего и не случилось. Но ведь это не честно, это не правильно! – возражал он себе. - Ведь душа загнивает с малого. Сегодня котёнок, а завтра кто? Человек? - И что-то щемящее душу зашевелилось в памяти Николая, будто тень былой подлости, но он постарался быстрее отогнать эти воспоминания, пока они не проросли раскаянием и ещё сильнее не отравили его сегодняшнее состояние. Но неприятное осознание всё же успело прозвучать в его голове спокойным осознанием: А ведь душа то давно гниёт!
Мужчина поёжился от вечерней прохлады и дождя. Котёнок опять почувствовал движение и замурчал. Николай, машинально поглаживая животное, поднялся в лавки и немного постояв, побрёл по тротуару вдоль своего дома мимо стоянки и детского городка в сторону старого сквера.
- Котёнка можно подкинуть. В подъезд, в ветклинику, просто на крыльцо, наконец. А сам вернусь в семью и займусь их перевоспитанием. Заставлю детей читать умные добрые книги, окружу жену заботой и вниманием, заново познакомлюсь с ними… Нет, Колик, за такое тебя самого выбросят, как этого котёнка. А если и не сейчас, то позже, когда ты станешь для них совсем не полезным… - пришло новое, ещё более грустное осознание.
- Или, может быть, вернуться сейчас вместе с котёнком? И начать диктовать свои условия? Показать им, кто в доме хозяин? Нет, не смогу, я же их всё же люблю. А люблю ли я их? Или просто привык? Привык к этой жизни, к своему месту в ней? И просто боюсь что-то менять? Так это не любовь, а даже страх? Хотя, если прислушаться к себе, то я их теперь уже точно и не люблю и не боюсь. Я ими… брезгую! - от удивительного открытия мужчина даже остановился посередине тротуара.
Порыв холодного осеннего ветра налетел на Николая и пробрал дрожью через промокшую куртку до самых костей.
Тускло светящая у подъезда лампочка еле пробивала мрак вечера и совсем не освещала пространство дальше двух-трёх метров от себя. Не увидев лужу, Николай наступил практически в самый её центр. В ботинке тут же захлюпало…
« Да чтоб тебя! – выругался он и попытался опять закурить, но сигареты в наружном кармане размокли до состояния каши. Выбросив остатки пачки в мусорку, Николай хотел было стрельнуть сигарету у прохожего, но гордость удержала его от этого шага. Стою весь мокрый, сигарету прошу. Подумает ещё что я бедный или бомж какой… Нет, перетерплю.» - И он пошёл дальше по тротуару, обходя лужи и близко припаркованные авто. Из приоткрытых окон квартир, то тут, то там доносились запахи семейного ужина, иногда звуки перебранок, а иногда и просто застольных бесед. Николай к ним прислушивался особенно и пытался вспомнить, когда же последний раз он вот так сидел за одним столом со всей семьёй. Пытался и не смог. Когда он приходил с работы, как правило, все уже поужинали и разбрелись по своим миркам. Жена смотрела сериалы то про любовь, то про бандитов, благо сценарии отличались не сильно, да и актёры мигрировали из сериала в сериал одни и те же. Дочь в это время уже бороздила просторы интернета, активно тиражируя никогда не говоренные слова какого-то мужика, что снимался в «Перевозчике» и, чередуя их своими снимками с заведенными под потолок глазами и губами, сжатыми в куриную, а впрочем, Николай давно уже в воспитание детей не вмешивался. С сыном всё было ещё проще, он либо ел, либо играл в танки, либо совмещал оба этих занятия.
«Не хуже чем у других!» – гордился ими когда-то Николай, сейчас же ему стало стыдно за то болото, в которое с его же попустительства превратилась семья. - А что же сам? А сам я тоже хорош. Прятался каждый вечер то ли от них, то ли от себя за просмотром боевиков и баночкой пива.»- На миг мужчина почувствовал во рту привычный чуть терпкий вкус и… с ненавистью сплюнул прямо себе под ноги!
«Амёба диванная! Инфузория ПУФелька!» – выругался он сквозь зубы. Затем, переступив через предубеждения, стрельнул у очередного прохожего сигарету и встал под козырёк подъезда куда не долетал дождь, яростно попыхивая ею. «А и вправду, какое мне дело до того, что про меня подумал этот незнакомый мужик? Часто ли я сам думаю о ком то, стрельнувшем у меня сигарету или десятку на пиво? Нет. Смогу ли я сам сейчас подойти к кому-нибудь и попросить денег или предложить котёнка? Тоже нет. Это, Колик, какой то букет комплексов…»
Николай достал телефон и начал листать справочник контактов, думая кому из знакомых можно предложить животинку. Дремавший до этого котёнок будто почуял что сейчас будет решаться его судьба и тут же заявил о себе громким писком и полез наружу из-под мокрой, но всё же тёплой куртки.
«Не боись, всё будет превосходно! - погладил его мужчина – сейчас вот тебя враз устрою, а там и о себе подумаю.»
Половину людей из своего телефонного справочника Николай даже не смог вспомнить. Да и не бывает в природе людей с именами Акб, Рыкун и Зублс. А если и бывают, то котёнка таким доверять точно не стоит! Несколько знакомых, кому он всё же позвонил, только развели руками, а вот Максимов, друг с работы, дал дельный совет.
- Сестре моей, Олеське, унеси. Поругается, как обычно, что ей все зверьё тащат, но котёнка точно не выбросит. Кому-нибудь потом да пристроит!
- Да я же… Как сказать… Как тогда расстались… лет уже сколько… а больше не к кому? Или давай я к тебе принесу, а ты к ней сам? – промямлил Николай.
- А может что-нибудь ещё за тебя нужно сделать? В туалет, допустим, сходить? – поинтересовался у него друг – Да брось! Сколько лет то уже прошло? У тебя семья, у неё Сашка в армию ушёл. Чего ты испугался то, Петрович?
- Да неудобно, Виталь… Она же, наверное, ненавидит меня до сих пор… Я же тогда… - Николай сглотнул подступивший к горлу ком и замолчал.
- Поступил как урод! – закончил за него Максимов – Колян! Прошло уже почти двадцать лет, тоже мне Онегин и Ларина нашлись! Ну не хочешь, не ходи, брось кота в Обь и делов-то, если сможешь, конечно! Ладно, извини, я как бы занят, Маше помогаю.
И Виталий отключился, оставив после себя только гудки в трубке и тягостные воспоминания. «Странно, а дома он разговаривает совсем без мата.» - удивился Николай и задумчиво погладил котёнка, тот с готовностью замурчал и стал тереться мокрой головой о небритый подбородок мужчины. Николай достал его из-за пазухи и, погладив, посмотрел в своему пассажиру в глаза.
«Вот так вот, брат, вышло. Или предать сейчас тебя, или идти к той, которую предал когда-то давно. Вот что мне выбрать? А? Не знаешь… И я не знаю… Что за день то сегодня такой? Как ты появился, так и вся моя жизнь под откос пошла. Сперва я семью потерял, а теперь ещё и себя. Или она давно уже к чертям под откос летела, а я только заметил? Вот ты знаешь, каково это чувствовать себя сволочью? Не знаешь… А я вот теперь знаю. Я же от Олеси ушёл за сигаретами вечером, да так и не вернулся… И как мне теперь к ней идти? И не идти не могу, и идти не могу!... А знаешь, пойду! Вот тебе судьбу устрою, за себя прощения попрошу, а там будь что будет! Начну жизнь без лицемерия или хотя бы попробую! Долго я с совестью договаривался, хватит!»
И резко поднявшись на ноги, Николай бережно засунул котёнка за пазуху и лёгкой походкой пошёл вперёд. Он полной грудью вдыхал свежий прохладный воздух, ловил открытым ртом стекающие по лицу капли дождя и любовался на отражающиеся в лужах окна квартир. В огромной луже, будто в зеркале, виднелась луна, и Николай весело подмигнул сначала отражению, а потом подняв голову вверх и оригиналу. Небывалая лёгкость наполняла его, несмотря на предстоящий явно не лёгкий разговор с бывшей невестой. Неожиданно в кармане зазвонил телефон мелодией имперского марша из «Звёздных войн».
«Жена»– сразу понял Николай и не ошибся.
- Ты где уже час шарашишься? Если через пятнадцать минут не явишься, домой можешь не возвращаться! Ты понял меня?
- Понял. А знаешь, давай так и сделаем, я к тебе не вернусь. На развод подам сам, на имущество не претендую. – послушав несколько секунд обескураженное молчание супруги Николай нажал клавишу отбоя и чуть подумав выключил телефон совсем. Потом погладил через куртку котёнка и, смеясь, проговорил:
- Ну вот мы и оба с тобой бродяги, теперь хотя бы есть какая-то определённость!
Порывы ветра с дождём всё также налетали на мужчину, но он только весело улыбался им и специально подставлял лицо дождю, будто бы этот дождь сейчас смывал с него всё наносное, всё ненастоящее.

Эпилог.
Чай в кружках давно остыл и подёрнулся еле заметной радужной плёночкой. Порезанный рулет на блюдце малость засох, как и зефир, наваленный небольшой горкой в красивой зелёной вазочке рядом. Новый день вторгался в комнату сквозь листву растущей под окном берёзы, лучами солнца пробираясь всё дальше и дальше по комнате. Маленький полосатый котёнок сладко жмурясь потянулся и смешно зевнул, обнажая свои маленькие, но острые клычки. Потом облизнулся и задорно поглядел на обнявшихся людей. Женщина в очередной раз запустила свои пальцы в волосы мужчины и чуть взлохматив его причёску, спросила:
- Ну и как его будем звать: Васька? Мурзик? Патрик?
- Билет – тихо сказал мужчина – потому что счастливый.

Принёс котёнка – он не нужен.
Теперь идут вдвоём по лужам,
Ну и куда тебя мне деть?
Как в этот дождь тебя согреть?

Алло! Виталик! Подскажи,
Приют для крохотной души?
Куда-куда? К сестре твоей?
Прошло с тех пор уж много дней

Как я ушёл от неё в ночь,
Теперь женат, есть сын и дочь!
Ах! Как котёночек дрожит…
Пойду я к ней! Да. Всё. Решил!

Ну вот и утро на дворе,
Ладонь твоя на голове…
И будто не было тех лет…
Котёнка как зовут? Билет!

Тимофей Клименко

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх