Ушки-хвостики

5 425 подписчиков

Свежие комментарии

  • РОМАН Молчанов24 января, 12:32
    Восхищён !Люди от души отко...
  • Виктория Виктория23 января, 22:10
    ".... среди мужчин встречаются ЛЮДИ С БОЛЬШИМ СЕРДЦЕМ.".Таких мужчин много больше, чем мы думаем, просто мужчины сдер...Доброе сердце не ...
  • Татьяна Толстова23 января, 19:57
    Спасибо! Согласна, но не со всем. Некоторые кошастые приносят игрушки, потому что им нравится выполнять команду "апор...Кошки намекают на...

Собачье счастье

Собачье счастье

   
Собачье счастье
– Лорд, Лорд! Иди сюда! Да куда ты спрятался, проказник? Обычно, заслышав шаги хозяйки еще на лестнице, пес скулил и громко лаял под дверью. Но сейчас Полину Сергеевну никто не встречал. В квартире было подозрительно тихо. Она поставила тяжелые сумки в прихожей, походила по комнатам, заглянула под диван. «Лорд, Лорд!» Пса нигде не было.

– Доченька! С Лордом Павел ушел гулять?
– Да! Ты не беспокойся, – ответила ее дочь Варя, упаковывая в большую коробку посуду.

Предательство

Она не знала, как сказать матери, что Лорда больше нет. Варин муж Павел вывел его на прогулку, но назад не привел. Жене сказал, что пес сорвался с поводка и убежал. «Ничего, нагуляется – сам придет!» Потом признался: «Я убил Лорда». Варя испуганно посмотрела на мужа: «Как ты мог? Ты же знаешь, что значит для матери этот пес! Что же теперь будет?» Варя взволнованно заходила по комнате: «Павлик, ведь ты пошутил? Скажи, что это просто глупая шутка». Павел зло посмотрел на жену: «Как же вы меня достали!» Его раздражало в этом доме все: теща со своей преувеличенной любовью к животным, собака, которую, когда Полины Сергеевны не было дома, ему приходилось выгуливать самому. Он не сдержался, вызвал собачников и сдал им пса.


…Варя вышла замуж за Павла почти год назад. Молодые стали жить в доме ее матери. Варя и раньше замечала за мужем неоправданную жестокость. В глубине души все же теплилась надежда, что когда они будут жить отдельно и у них появится ребенок, Павлик смягчится. Однако зять явно недолюбливал тещу. Она, видя такое отношение, тоже не слишком-то его привечала. Варя же любила обоих и сильно страдала. «Но ничего, скоро все удалится, ведь завтра мы уезжаем», – немного успокоившись, думала Варя.

…Полине было за тридцать, когда у нее родилась Варенька. Еще в детстве Полине нравилось быть мамой. Она играла в куклы, шила им наряды, кормила и прогуливала в детской коляске. Иной раз сажала туда дворовых щенков. «Кошатница-собачница ты моя», – только разводила руками мама, когда Полина приносила в дом очередную бездомную кошку или потерявшуюся собачонку. Ласковой и незлобивой росла она. В школе врагов у девчонки не было, как впрочем, и друзей. Поля любила одиночество. Подруг заменяли подобранные кошки да собаки. Ровесницы уже поглядывали на мальчиков, шушукались, то и дело меняли наряды, бегали на танцы. Полю их жизнь не интересовала. И хотя была она далеко не дурнушка, шумных компаний избегала. Школу окончила без троек, по зову сердца поступила в ветеринарный. На факультете было много парней, однако на их ухаживания Полина не обращала внимания. После окончания института Полина устроилась работать в одну из ветлечебниц. Вот там-то она и встретила Его. Он привел больного пса, который и стал ее первым пациентом. Полина страшно волновалась, когда осматривала сенбернара. Но особенно взволновал ее хозяин. Довольно симпатичный мужчина лет тридцати пяти был учтив. Помогая девушке, он с интересом заглядывал в ее карие глаза. Полина смущалась еще больше. Пса она вылечила. Но с тех пор непонятная грусть охватывала ее. Часто она вспоминала свой первый рабочий день и хозяина собаки. Со временем грусть исчезла, и другие лица вытеснили образ хозяина сенбернара из памяти. Шли годы. Многое изменилось в жизни Полины. Умерла мать, самый близкий ей человек, воспитывавшая дочь одна. С кончиной матери Поля совсем замкнулась. Единственным утешением и отрадой была работа и благодарные глаза бессловесных пациентов. Так бы и прошла безмятежно ее жизнь в заботах о братьях меньших, если бы не тот памятный день.

Знакомство, изменившее жизнь

…Это было в конце января. Вечерело. Полина, уставшая шла с работы. В свете фонарей искрился и тихо падал на землю пушистый снег. Полина умиротворенно наблюдала, как он ровно ложился на дорогу. Вдруг из-за поворота вылетел пес:
– Фу, Джек! Фу!
Радостно виляя хвостом, сенбернар облизнул руку девушки. А вот и хозяин. Он подбежал, дернул за поводок.
– Джек, как тебе не стыдно! Извините, он вас, наверное, напугал?
– Нет, – улыбнулась Полина, поглаживая пса. Мужчина поднял глаза на девушку.
– О, да мы, кажется знакомы?

Она тоже узнал его. Это был хозяин сенбернара, ее первого пациента. Удивительно, со дня их встречи прошло около четырех лет, но волнение вновь вернулось. Полина смущенно поглядела на мужчину, который, казалось, тоже был сконфужен неожиданной встречей.

– Вас проводить?
Полина улыбнулась: «С такой охраной? Пожалуй…»

С тех пор мужчина с сенбернаром стал все чаще попадаться на ее пути. А затем случайные встречи переросли во что-то большее. Так началась история их любви. Михаил был женат – у него рос неизлечимо больной сын со страшным диагнозом – олигофрения. Михаил долго скрывал это от Полины, но однажды признался.

– Ты пойми, любимая, как я могу его бросить? Это мой крест.
Они встречались тайно. Для Полины же, уставшей от одиночества, редкие, но такие долгожданные встречи стали смыслом жизни. И хотя умом Полина понимала, что Михаил не будет ее мужем, сердцем все еще на что-то надеялась. Она чувствовала: из нее получится хорошая жена. Кому как не ей, досыта настрадавшейся без мужской поддержки, знать, какое это счастье, когда любимый человек рядом. Она мечтала, как будет готовить ему завтраки, встречать с работы, засыпать в его объятиях. Минуты, часы, проведенные рядом с любимым, она, словно губка, впитывала в себя, боясь расплескать мимолетное счастье.

Михаил очень трепетно относился к возлюбленной. Подарками и цветами старался сгладить свою вину перед ней. Виноватым он чувствовал себя оттого, что не мог дать Полине большего, не мог назвать своей женой. Роль любовницы оказалась трудной. Но особенно невыносимо было в выходные и праздники. В эти дни Михаил был с семьей. Ей же оставалось только ждать. В надежде Полина поглядывала на телефон. Не позвонит ли? А вдруг случится чудо – и любимый придет? Но чудес не бывает: праздники не для нее. Полина понимала, что больного сына Михаил не бросит. Втайне она мечтала о ребенке и очень обрадовалась, когда почувствовала, что беременна.

…Роды были тяжелые. Тупая ноющая боль становилась нестерпимой. Еле сдерживаясь, Полина обвела взглядом палату. На кровати напротив, скорчившись, лежала женщина. Из другого угла доносился дикий стон. «Нет, я не буду кричать! Я стерплю! – убеждала себя Полина. Продолжительность между схватками становилась все короче.

– Пора! – Голос врача показался ей гласом Божьим.
– Тужься! – услышала она и закричала.
– У вас девочка!

Сморщенное лицо младенца не очень ее обрадовало. «И это моя дочь?» Желанного чувства материнства Полина не испытала. Ей хотелось только одного: свернуться калачиком и уснуть. Ее бил озноб. Это уже потом с трепетом и волнением она будет кормить свою крохотулю, воркуя над ней. Сейчас же она хотела одного: забыться.

Варенька родилась крепким здоровым ребенком. Михаил часами простаивал около заветных окон роддома. С цветами забирал Полину из больницы. Он был несказанно рад рождению дочери, но не мог дать девочке свою фамилию. Он разрывался между двумя домами. Однажды Михаил все-таки остался у Полины. Неделя блаженства и полного счастья окончилась также внезапно, как и началась. Михаилу зачем-то понадобился паспорт, и он заехал домой. Открыл дверь своим ключом. Разулся, прошел в комнату. Жена с упреком посмотрела не него, ничего не сказав. Когда Михаил вышел в прихожую, чтобы обуться и уйти, увидел, что его ботинки исчезли. Он заглянул в комнату и опешил: сын, прижав к груди грязную обувь, улыбаясь, смотрел на отца…

Больше Полина Михаила не видела. Правда, спустя несколько дней он ей позвонил. Рассказал, как пришел домой, как увидел глаза сына – и не смог уйти.

– Полинка, прости меня. Я больше не приду. Так нужно. И положил трубку.

Поля долго слушала щемящие душу звуки пустоты, не понимая, кому все это нужно? И зачем, зачем они только повстречались? Но за счастье бороться не стала. Встреч с Михаилом не искала. В душе знала, он так же страдает и любит, как и она. Что ж, крест есть крест. И его надо нести. Дочку воспитывала сама, как могла. Баловала, конечно, не без этого. Да разве для единственной кровинки жалко что? Водила Вареньку на бальные танцы, нанимала репетиторов. Ночами не спала, ухаживая за дочерью, когда та болела. На свою жизнь Полина не жаловалась. Ведь она знала, на что шла, рожая Вареньку. Теперь смыслом ее жизни была красавица-дочь. Школу дочка окончила хорошо, поступила в медицинский колледж, потом в академию. Муж есть. Что еще надо? Павел училище военное окончил. Завтра в Подмосковье едут. Одиноко, конечно, Полине одной будет. Но ничего, привыкла уже. Вот и волосы серебром подернулись, а все одна до сих пор Полина Сергеевна Михаила забыть не может. А он, как ушел двадцать лет назад за паспортом, так Полина его и не видела. По почтовым переводам, которые он посылал исправно, знала, что в Чите живет ее любимый. И желала ему только счастья. Полина Сергеевна отмахнула от себя невеселые мысли, прошла в кухню, поставила чайник. Замесила тесто. Надо бы на дорогу молодым пирожков испечь.

– Варенька, что-то Павлика долго нет. Вам ведь завтра уезжать, а вещи еще не все собраны.
– Не волнуйся, мама, он сейчас с контейнером приедет.
И правда, за окном скрипнули тормоза, хлопнула дверца грузовика.
– Варя, – Павел, запыхавшись, вбежал в комнату. – Контейнер приехал.

И началась погрузка. Полина Сергеевна молча смотрела, как выносили годами ее же нажитые вещи. Павел, не стесняясь, отправил в контейнер почти всю мебель. Жалко не было. Ей-то ведь уже ничего не надо. Пусть только дети живут дружно. Да лишь бы Павлик Вареньку любил, не обижал. А она уже как-нибудь не пропадет. Да много ли ей надо? Вот только Лорд где? Не потерялся ли? В суматохе забыла спросить Полина Сергеевна о собаке.

Уехала дочь. Опустела квартира. От соседей узнала Полина Сергеевна, что нет больше ее любимого пса. Видели они, как собачник накидывал петлю на Лорда. Видели, да помочь не могли. Долго оплакивала несчастную собаку Полина Сергеевна. Да разве слезами ее вернешь? Теперь Полина Сергеевна подолгу задерживалась на работе, спасая чужих животных. Спешить ей уже не к кому. Вот и дочка упорхнула из материнского дома. Хоть бы почаще звонила. Волнуется Полина Сергеевна. Как поживает в далеком краю ее кровинушка? В последнее время Полина Сергеевна часто видит во сне дочь. Тоскует. Но чаще всего просыпается от другого, кошмарного сна. Она отчетливо видит, как собачник взмахивает длинной палкой – и петля мертвой хваткой перетягивает горло Лорду. Она видит его полные ужаса глаза, кричит – но ее голос никто не слышит, даже она сама. Как-то Полина Сергеевна, собираясь на работу, услышала легкое поскуливание под дверью.

– Лорд! – По привычке встрепенулась она. В надежде торопясь, распахнула дверь. На пороге, смешно растопырив лапы, сидела мохнатая дворняга и, помахивая хвостом, доверчиво смотрела на женщину.

– Да откуда же ты взялась, родимая? Проходи, проходи, не бойся. Поди голодная?

…Вечереет. В свете фонарей искрится и тихо падает на землю пушистый снег. Полина Сергеевна медленно идет по заснеженной дороге. Впереди, весело помахивая хвостом, бежит лохматая дворняга по кличке Джек. Собачье счастье и единственное существо, ради которого она сейчас живет.

Но придет время, и когда-нибудь опять наполнится детскими голосами этот дом, ведь Варенька сообщила, что ждет двойню.


Источник: https://www.myjane.ru/articles/text/?id=22632

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх